Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:01 

Бортовой журнал легкого крейсера "Апостол" 14.12.2914 ( дата неразборчива). Восьмой месяц полета.
Только сейчас снят режим секретности. Крейсер переоборудован в научно-исследовательское судно. Уже почти три месяца мы совершаем контролируемое падение в черную дыру. Экипаж корабля чувствует себя отлично, дежурство согласно вахтенному расписанию. У старшего врача и помощника капитана наблюдается легкое расстройство психики и редкие слуховые галлюцинации. Мы должны закончить миссию в течении нескольких дней., судя по всему, поэтому сняли запрет на контакты с внешним миром.
(Закрытая запись капитана. Опубликовать через 4 недели) Вполне возможно, члены экипажа больше не смогут увидеть своих родных , но держаться хорошо. Крейсер утратил все автоматические исследовательские зонды, в связи с чем, несмотря на запрет руководства, экипаж единогласно принял решение использовать пилотируемые истребители. Она огромная, и она живая. И да поможет нам хоть кто-нибу.... ( связь прервана, ожидание пакета входящих данных.)

23:56 

Запись в борт журнале от 06.03 (год неразборчиво 2014-2914): После десяти месяцев в открытом космосе, возвращаюсь в доки Земли. Наконец то. Корвет «Ладога» подлежит списанию в связи с нецелесообразностью дальнейшего использования. В конце месяца принимаю командование над сверхлегким крейсером . Название кораблю еще не дано. К чертям господа, капитан пьян, дальний космос ждет нас.

23:26 

я неделю был под Калугой, общался с буддистами и медитировал под руководством буддийского ламы. куда там всему остальному экзистенциальному опыту до размеренных мантр тибетского мастера. Никакой мистики, просто ты меняешься, мир меняется. Что будет дальше и не знаю, уж слишком другим я стал всего за одну неделю.

21:25 

пафосно,а всеж хочется...

Бортовой журнал корвета "Ладога".
4-й день дежурства , полет проходит в штатном режиме. 15.07.( год неразборчиво 2013 -2913) как последний член экипажа оставшийся на борту, сдал в доки легкий авианосец класса "звездный", для прохождения ремонта и дальнейшей службы с другим экипажем. Жаль не успел пожелать удачи капитану, корабль отличный.( Вставка из личного дневника капитана: ...четыре эскадрильи истребителей, командиром одной из которых я имел честь служить, это откровенно говоря, сумасшедший дом в плане корректировки взаимодействия...)
Команда корабля, частично списана на берег, частично отбыла в отпуск.
В тот же день принял командование над корветом "Ладога". Старая посудина, повидавшая многое на своем веку.Устаревшие системы вооружения не позволяют участвовать в полноценных боевых действий. На данный момент направляюсь на Землю для переоборудования корабля в разведчик дальнего действия и принятия на борт команды. Времени много, эксплуатировать двигатели на полной мощности не представляется возможным, поэтому, есть шанс, что часть отпускников присоединится ко мне в моем полете. Постараюсь делать записи чаще, но все зависит от капризов устаревшего оборудования.

16:37 

хмммм...

Делаю ремонт в новой квартире на Ладожской... каково же было мое удивление, когда я обнаружил под третьим слоем обоев очень знакомый рисунок. Такие же обои были в моей комнате, когда мне было лет пять-шесть. Замер со шпателем и минут десять не мог оторваться. Буря эмоций просто.

01:14 

да хрен его знает...

Когда то давно, я хотел стать промышленным альпинистом.
Да часа я лежал на крыше малого Антея, в самом центре Екатеринбурга смотря вниз. Сердце бешено колотилось,
а в кровь выплескивалось бешеное количество адреналина. Где то внутри я понимал, что нужно встать и влезть в страховочную
систему и в то же время понимал, что мне нужно привыкнуть. Привыкнуть к высоте.
Мира не существовало, существовала только узкая полоска пространства, между крышей и бетоном.
Инструктор гонял других, более опытных стажеров. Меня он не трогал, все понимал.
В какой то момент, когда мои конечности вконец одеревенели, а кровь полностью уступила место кипящей жидкости, я
словно огромная и неуклюжая гусеница втиснулся в страховочную систему. Инструктор уже ждал меня на краю крыш
балансируя на железной балке, без страховки. Он улыбался. Нам тогда ненужно было говорить, о понял, что я решился.
Хотя я тысячу раз, на теоретических занятиях, сам вязал узлы, встегивал веревку в десантер и страховку, он все сделал
за меня. Трижды проверил, трижды повторил что нужно делать. Я только непонимающе кивал головой вцепившись мертвой хваткой в веревку.
- Давай помалу. - подбодрил он меня.
Я высунул ноги за край крыши, повис на руках. Это самое сложное. Выход. Когда тебе нужно поверить веревке, поверить
тому, что она тебя выдержит, а если не выдержит, есть еще страховочная. Я висел на руках, в которых появилась просто
титаническая сила. Я мог бы, приложив совсем немного усилий, одним рывком забросить себя на крышу, но мне нужно было
вниз, и я это понимал. Этот миг. Перехода между жизнью и смертью, когда ты уже отпустил парапет, а веревка тебя еще
не приняла. Как откровение. Ты в невесомости. Нет, не жизнь пронеслась у меня перед глазами, я увидел самого себя изнутри.
Потоки мыслей и чувств, переплетающиеся и порождающие друг друга. Извивающиеся и закручивающиеся.Я зажал рычаг десантера стравив полтора метра веревки. Слишком резко, меня бросило вниз,страховочная натянулась как струна, ловя меня. С запозданием,отпустив десантер, я поднял глаза, и увидел улыбающегося инструктора, который свесился с крыши.
- Отлично. - сейчас научимся сниматься со страховки.
Повиснув рядом со мной,Он очень внимательно посмотрел мне в глаза, потом на мои руки. Я осознал что несмотря на довольно сильный ветер прижался к стене, просто прилип к ней, хотя она была лишь чуть чуть шероховатой. Я держался за нее кончиками пальцев.
- Страшно? спросил инструктор.
Я судорожно кивнул ему в ответ. больше всего на свете мне хотелось побыстрее спуститься вниз, какие отработки приемов,
какая учеба. Быстрее встать на твердую землю и уже никогда, никогда наверх. Мне казалось тогда что он тянет время.
Чувствуешь - этот страх? - спросил он
Да. - прохрипел я.
- А грань этого страха?
И тут я понял, что где то внутри, через переплетение эмоций и чувств проходи тонкая, почти незаметная полоска,
она шла где то посередине. И я там, внутри , прямо сейчас, стою на ней. Грань невозможно преступить.
с нее можно только сойти.
- Чувствуй ее. - сказал инструктор. - Пока ты ее видишь, ты не сорвешься.
Потом был долгий спуск, отработка внештатных ситуаций: обрыв веревки, отказ оборудования и много чего еще. Был сумасшедший, на грани куража и апатии второй спуск. На той самой грани. Потом шутки и и немного завистливые взгляды других стажеров.Первый спуск бывает только раз. Он той самой гранью отпечатался у нас внутри.
По дороге домой, я пил коньяк, прямо из горлышка. Но теперь я видел грань. По которой можно было идти, прямо
посреди того, что со мной происходит. Самое главной было не сделать шаг в сторону. И после, я его частенько делал.
Но я продолжал видеть, и всегда возвращался, на ту самую, спасительную грань, где ничто над тобой не властно.

22:45 

Хмммм....

логово

главная